BeautifulSoul.ru
Юлиана Нурмухамедова
Практическая психология. Психологическая помощь. Психолог онлайн. Семейный психолог. Перинатальный психолог

Как это, жить для других людей? Что такое сценарий? Из каких 3 ролей состоит ежедневный спектакль созависимого? Можно ли разорвать порочный круг сменяющих друг друга ролей?

Сегодня я продолжаю цикл статей о созависимости (первую статью с вводной информацией можно прочитать здесь). Сегодня речь пойдет о личности, паттернах поведения, проще говоря, о жизненном сценарии и ролях, которые раз за разом примеряет на себя созависимый человек. Разберемся, зачем это ему.

Контроль в жизни созависимого занимает центральное место. В попытках обуздать свои чувства, обрести равновесие и хоть какое-то спокойствие, созависимый человек пытается контролировать окружающих его людей и события в их жизни. Он будет наизусть помнить график каждого из членов семьи, знать, что, кому и когда нужно, будет стараться предугадывать мысли и желания, предлагать выходы из сложившихся с окружающими ситуаций. При этом один человек всегда будет оставаться вне круга его пристального внимания, всегда будет тот, о чьих потребностях, предпочтениях и желаниях созависимый ничего не знает и не хочет знать. Это он сам. Если спросить созависимого, чего он на самом деле хочет, он ответит что угодно – от мира во всем мире до поступления внука в садик, но если спросить, чего же он хочет лично для себя самого, это введет его в замешательство. Грустная картина, не правда ли?

Итак, в своей попытке постоянно все и всех контролировать созависимому приходится манипулировать окружающими. Чтобы облегчить этот нелегкий процесс, такой человек раз за разом будет надевать 3 маски или, если хотите, он будет играть 3 основные роли – роль контролера, роль жертвы и роль спасателя. В научном мире эта триангуляция называется "треугольник Карпмана". Так что же это за роли и как они помогают манипулировать?

Начнем, пожалуй, с самой социально приемлемой, одобряемой, и даже иногда навязываемой роли – "спасатель". Спасатель действительно крайне самоотвержен, вплоть до самозабвения. Это тот, кто не только залезет в горячую избу и остановит на скаку коня, это тот, кто будет не досыпать ночами, терпеть лишения, идти на какие угодно риски, лишь бы спасти и уберечь от беды объект собственной заботы. Действительно, эта роль, на первый взгляд, очень удобна для окружающих, а поэтому не только в эпоху коммунизма, но и в современном мире мы можем услышать призыв примерить на себя эту роль.

А теперь время для "но". Человек в данной роли – это еще и тот, кто в своем желании продемонстрировать глубину своих чувств, зачастую сам и избу подожжет, и коня шуганет. Это тот, кто заведомо будет пытаться воспитать собственных детей абсолютно беспомощными, нерешительными и до абсурда неумелыми. Это тот человек, который не дает спасаемым им личностям прочувствовать реальную, объективную, справедливую ответственность за совершенные ими ошибки – он лишает окружающих возможности учиться, приобретая собственный опыт.

Наверное, каждый припомнит в данном контексте хоть пару мамочек, которые по тем или иным причинам растят дома дочурок-белоручек и маменькиных сынков, которых ни в коем случае нельзя ругать за то, что они чего-то не умеют ("Придет время – научится". Так и хочется сказать, что когда придет то самое время, учиться, возможно, уже будет некогда, а нужно будет действовать. Как-то).

Очередной пример роли спасателя – жена, спасающая раз за разом мужа-алкоголика, вечно каким-то чудом отдающая его долги и почему-то упорно отказывающаяся обратиться в полицию после очередных побоев. Она будет убеждать участкового отпустить его, если тот набедокурил, и уговаривать, что на самом-то деле он у нее хороший, добрый, а отзывчивый какой… только когда трезвый. А кстати, да – когда он трезвый?

Роль спасателя рано или поздно, открыто или завуалировано всегда трансформируется в роль контролера (здесь же такие ее разновидности как преследователь, палач, каратель). Чаще всего эту роль люди в себе отрицают, но за каждым спасателем неминуемо придет каратель. Это тот человек, который припомнит, сколько бессонных ночей он провел в ожидании спасаемого. Это тот, кто не просто попросит, а потребует к себе уважения, почтения и подчинения, ведь он так много вложил и так от многого для себя отказался. Это тот, кто будет в праве претендовать на бОльшую часть жизни другого человека, ведь в пользу нее он так демонстративно отказался от своей когда-то.

Если обратиться к нашим примерам, мама бывшей дочки-белоручки будет настырно напоминать ей – "куда уж там замуж – даже кашу сварить и дом прибрать не можешь" (между строк: "ты останешься моей и это твоя плата за то, что я тебя вырастила и всесторонне обслуживала все эти годы"). Сын такой мамочки будет обязан являться по первому ее звонку, а если этих звонков будет 100 штук за день – должен ответить беспрекословно и на каждый, невзирая на занятость на работе и заботу о собственной семье, ведь "я ради тебя и на работу не вышла, и всю жизнь одна прожила".

Жена алкоголика, еще вчера так трогательно оправдывавшая его перед участковым, сегодня встанет и сразу припомнит все обиды, накопившиеся за последние 20 лет, она расскажет ему в деталях, как устала от того, что каждые выходные она приносит его буквально на себе домой, грязного, и будет, конечно, права – не соврет. Но ведь если бы она хоть раз дала ему почувствовать ответственность за свои поступки и оставила бы в "обезьяннике", сейчас нечего было бы и рассказывать…

Следующая и замыкающая треугольник роль – жертва. В жертве быть легко и удобно. Здесь человек, который боролся и бился в гневе в предыдущих ролях, наконец сдувается и появляется неоцененный, никому не нужный, слабый и беззащитный персонаж. Как правило, в момент, когда созависимый примеряет на себя эту роль, он получает-таки и признание за спасателя и оплату, которую требовал каратель.

Униженная и оскорбленная, но вместе с тем, демонстративная жертва вызывает сочувствие и, наконец, ощущает подобие тепла и любви, ради которых и затевался весь этот порочный круг (а в нашем случае – треугольник) масок. Мам и жен из наших примеров, наконец, признали, поблагодарили и пожалели. Казалось бы, поставить бы точку, но нет. Нет, потому что люди в подобных семьях не умею общаться, партнерство – утопия в таких отношениях, здесь принято всего добиваться силой – манипуляцией, самопожертвованием, приношением в жертву других и вечными, нескончаемыми войнами за кусочек тепла и… контроль. Соответственно, не получившая признания жертва может сразу превратиться в карателя, а получившая – в очередной раз убедившись, что заслужить любовь можно только отказом от себя, вновь принимается спасать, требовать и вновь умолять о любви.

Постоянную череду сменяющих друг друга ролей прервать может лишь тот, кто способен, прежде всего, заметить в себе эти роли, поставить их на паузу и спросить у себя истинного, "а чего же я сейчас добиваюсь своим поведением?". И хоть раз осмелиться снять с себя все свои маски и роли и рискнуть заявить своим близким о том, что он на самом деле чувствует и чего ему хотелось бы получить от них.

Такая простая и такая сложная задача – быть искренним, в первую очередь, с собой. В случае, если эта задача оказывается непосильной для одного человека, нужно помнить, что существует ряд техник и даже целые методики, нацеленные на освобождение от созависимости, и обратиться за помощью к профессионалу никогда не поздно.


Юлиана Нурмухамедова, психолог, BeautifulSoul.ru
Практическая психология для женщин и мужчин в Казани. Семейный психолог, детский психолог. Психологическая консультация онлайн, помощь психолога. Самопознание, саморазвитие, ответы на давно интересующие вопросы.